Всемирное шежіре

Телеграм Канал " Всемирное шежіре "

@ shezire

Телеграм каналы про новости и СМИ

11 389   244   0   0   01.03.21
Оценить:
Для тех, кто хочет понять, кто, зачем и почему – Всемирное шежiре всему ответ
Открыть в Telegram
Поделиться в социальных сетях:
Последние записи канала @shezire:
Не вашего ума дело. Награда ищет героев

Все важное в Казахстане происходит незаметно или почти незаметно. Едва «Шежiре» упомянул борьбу с коррупцией и председателя Верховного суда Жакипа Асанова, как он на встрече с Токаевым рассказывает о презумпции виновности в отношении государственных органов. А на телеканале Qazaqstan члены партии Nur Otan обсуждают земельный вопрос, о которым мы писали, когда это еще не было мейнстримом, а «националист» Мухтар Тайжан волнуется, что его мнения не спросили.

Еще мы рассказали о том, как наши СМИ топят в рассказе о Навальном действительно важную новость, касающуюся наших детей — запрет зарубежной дистанционки. И вот спустя неделю негодуют по этому поводу соцсети и сайты, пишут обращения в министерство. Правда, пока профильное ведомство даже виду не подает, что пытается ответить, а вернее, всем своим видом демонстрирует возмущенным родителям, что это «не их ума дело». Понимать надо, люди заняты — улучшают из всех сил это самое образование как могут. Шутка ли, в 2020-м расходы на образование было обещано увеличить в шесть раз. В шесть раз! Тут не до объяснений с родителями, волнующимися за знания своих детей. Надо бюджеты осваивать.

В МОН идет поток финансирования, а дистанционка и борьба с пандемией — это новые статьи расхода. Или дохода — смотря, с какой стороны смотреть. Уже есть результаты: например, за взятку в 37 миллионов тенге задержана руководитель управления образования Алматинской области Майгуль Омарова. Причем, в обвинительной части протокола речь идет именно о том, что лихорадочно внедряет МОН — о цифровизации. Омарова заключила договоры на поставку 2522 единиц ноутбуков на общую сумму 406 миллионов тенге. Все в рамках «антикризисных мероприятий по борьбе с пандемией для дистанционного обучения в среднеобразовательных учреждениях области». Сами посудите, есть ли время при освоении таких сумм до препирательств с родителями. Какой размах — руководитель областного управления фигурирует в новости о взятке в десятки миллионов тенге. А если бы не закупка ноутбуков, не дистанционное образование, и не цифровизация, разве нас бы радовали такими новостями с такими цифрами? Поэтому все попытки неразумных родителей увести своих детей в зарубежные школы пресекаются жестко. Люди соблюдают свой кровный интерес.

Кстати, в 2020-м МОН провернул еще одно «улучшение». Районные и городские отделы образования должны были стать подконтрольны и подотчетны профильным областным управлениям. Плюс добавили норму о согласовании кандидатур начальников областных управлений образования с МОН. Министерство выстраивает вертикально интегрированную структуру.

А ведь еще есть высшее образование. Надо же отблагодарить ректоров за активное участие в выборах. Мы уже объясняли, какое важное место руководители вузов занимают в нашей властной вертикали, и что они часто садятся в кресла депутатов. Вот прошло голосование и министр образования и науки Асхат Аймагамбетов спешит сообщить, что планируется модернизация 15 региональных вузов. Тем самым мы повысим качество нашего образования, пояснил глава ведомства. Так что ждем кампании «не надо учиться в зарубежных вузах». Миграционные настроения от этого, вероятно, увеличатся, ну и что с того — бюджет-то останется на месте. И, давайте вместе угадаем, модернизировать будут те вузы, ректоры которых избирались, избираются и будут избираться?
Что еще можно запретить. Зачем нужны вузы Казахстана

Неугомонная сенатор Ольга Перепечина снова написала письмо премьер-министру Аскару Мамину. На сей раз о том, что государственные деньги тратятся на онлайн-сервисы, которые Kundelik предоставляет бесплатно. «Существует также практика, когда определенные образовательные интернет-платформы, дублируя часть функционала АИС Kundelik, предоставляют свои услуги на платной основе для целого ряда управлений образования и общеобразовательных государственных школ за счет бюджетных средств», — сообщила она. А кто-то еще удивляется тому, что наше министерство образования и науки ополчилось на зарубежную дистанционку. Люди умудряются тратить деньги даже на то, что бесплатно. А у них учеников и поток бабла из-под носа уводят.

Но, как мы уже писали, работа идет и в сфере высшего образования. Не так давно МОН инициировало включение 37 вузов в список объектов, которые не подлежат приватизации. Предложения для постановления правительства было внесено для исполнения поручения президента о запрете разгосударствления высших учебных заведений. Идет понятный процесс — ведомство защищается от попыток изъять у него, пусть и на законных основаниях госуимущество. Потому что вуз, тем более государственный, это очень лакомый кусок.

Помимо того, что это неплохой бизнес — ежегодно школы поставляют толпы абитуры — это еще недвижимость в хороших местах и земля. Можно вспомнить хотя бы то, как Университету международного бизнеса Ерлана Сагадиева, бывшего министра образования и науки, досталось здание СХИ в центре Алматы. А вот бывший директор сельхозинститута Кокшетауского госуниверситета имени Уалиханова Сагинтай Елюбаев тоже создал свой собственный вуз с блэк-джеком и лаборантками — еще один Кокшетауский университет имени Мырзахметова. Поставил туда ректором своего сына — Мади Елюбаева. А сегодня Мади заседает в мажилисе, как мы и предсказывали. Поэтому МОН понимает: чуть дай слабину, и все самое дорогое будет приватизировано максимально прибыльным способом.

Есть, конечно, гиганты, от которых большие куски не отхватишь. Например, КазНУ. И там все очень показательно. Правдоискатель и юрист Бакытжан Базарбек сообщил, что в 2017-м угодья университета уменьшились на 0,8 гектара. Выяснилось, что часть часть этой площади — 0,6 гектара была временно отдана сначала для благоустройства и озеленения территории, но потом целевое назначение изменили — под строительство паркинга.

А дальше был хайп на хайпе с опровержениями и обвинениями. МОН создал группу для проверки вуза. Кто-то сообщил, что участок, а, может, и какое-то с ним связанное имущество, был передан в уставной капитал фирмы «Atlas Development», связанной с дочкой бывшего председателя президиума Верховного совета КазССР Мактая СагдиеваРаушан Сагдиевой. ТОО «Atlas Development" бросилась опровергать — участок рядом с КазНУ у компании есть, но он законно куплен.

Защищать университет, в свою очередь, пришел еще блогер Денис Кривошеев. Он назвал Базарбека нечистым на руку, и невинно предположил, что Есентай Молл стоит на земле, которая раньше была университетской. Заодно Денис набросил, что за кампанией, дескать, может стоять бывший министр образования Бакытжан Жумагулов. Кривошеев — мастер переводить стрелки, но для нас тут важно, что обе стороны говорят об изъятии университетской земли по-тихому.

Но вот какая закавыка — будущее все ближе, за время локдауна студенты и их родители распробовали дистанционку и узнали, что не обязательно протирать штаны в аудитории в центре города. Можно вполне учиться за рубежом. И спасенный от цепких лапок какого-нибудь ректора-депутата казахстанский вуз окажется уже не ценным активом, а пассивом. Тогда МОН может снова придумать что-то, чтобы студенты проявили больше патриотизма, а не смотрели на сторону. Ведь тогда всей ценности от обычного казахстанского университета останется только и здания, да земли. Хотя кому-то такой поворот может вполне понравиться.
С чего начинается родина. Как смерть Ибрагимова отразится на Казахстане

Из-за смерти Алиджана Ибрагимова в сети началось обсуждение, что будет с его наследием в ERG. Вопрос интереснее втройне из-за того, что Ибрагимов не воспринимался широкими народными массами и чиновниками в единственном числе, а только как часть «евразийской тройки». В нее входили еще Александр «Алюминыч» Машкевич и Патох Шодиев. Самым известным и публичным был, конечно Антоныч — Машкевич, он бывал на публике, обнимался с акимами, шутил, посещал свои заводы. А самым патриотичным был не такой заметный Ибрагимов — он, похоже, единственный, кто имел и сохранял бирюзовый паспорт.

Как поделят наследство Ибрагимова — пока непонятно, интрига закручивается на глазах. Но вот про влияние «евразийцев» на Казахстан стоит поговорить. «Тройка» вела дела аккуратно, так, чтобы ее никто не могу упрекнуть в настойчивом продвижении. Поэтому люди, которых связывают с «евразийцами», это состоявшиеся в девяностых, когда состояния только формировались. Например, типичный «красный директор» Даниал Ахметов по прозвищу «прораб», сегодня аким Восточно-Казахстанской области; нынешний лидер «Ак жола» Азат Перуашев (он с 1998 года возглавлял партию «евразийцев» – Гражданскую партию); и внезапно — пенсионер Ермухамет Ертысбаев, бывший советник президента.

Но «евразийцы» умели дружить со всеми акимами областей, где стоят их предприятия. В свое время даже Каната Бозумбаева, в бытность его акимом Павлодарской области критиковали за отношения «Алюминычем» в десны. Каната Алдабергеновича можно понять — предприятия ENRC ключевые для регионов, глава региона вынужден чутко относиться к настроениям. Базовой для ENRC является Павлодарская область, там расположены Казахстанский электролизный завод, Аксуский завод ферросплавов и «Алюминий Казахстана». Еще есть Актюбинская область — «Казхром», в Костанайской — ССГПО, Карагандинская — «Шубарколь комир». И еще кое-чего, по мелочи.

К слову, акимы Костанайской и Павлодарской областей Архимед Мухамбетов и Абылкаир Скаков работали в других регионах, где представлены «евразийцы». Мухамбетов был акимом в родной Актюбинской области (впрочем он считается креатурой бывшего главы администрации президента Аслана Мусина), а вот Скаков был налоговиком, то есть работал и с крупным бизнесом. И как-то на два года съездил из родного Павлодара поруководить налоговым управлением на Костанайщину.

Но в целом «евразийцы» не замыкаются в границах Казахстана. «Шежiре» писал, что они ведут бизнес от Конго и ЮАР до Бразилии. Покойный Ибрагимов контактировал со всеми на уровне правительства (у которого доля в ERG в 40 процентов). В Совете директоров ERG заседают министры. Вот, например, Бейбут Атамкулов, сменил кресло главы МИД на кресло министра индустрии и инфраструктурного развития, но в Совдире «евразийцев» остался. Заседает рядом с министром торговли и интеграции Бахытом Султановым. Специализация министерства, видимо, не зависит от того, кто представляет правительство страны в ERG, там был и министр юстиции Марат Бекетаев. Тот самый, чей папа тоже занимал высокий пост в Минюсте, и который любит поездки в Лондон. «Евразийцы» в какой-то момент разлюбили Лондон и перебрались в более уютный Люксембург.

Словом, Машкевич, Шодиев и покойный Ибрагимов для Казахстана и некоторых непростых казахстанцев значат много. Настолько, что любые изменения в ERG коснутся многих в нашей стране. Любые движения в этой транснациональной корпорации приведут к внешне малозаметным, но тектоническим сдвигам в коридорах Дома правительства и ряда акиматов. Другие дело, что время наступает турбулентное, меняться будет многое. Это цена вовлеченности в мировую экономику, куда нас интегрировала как раз в том числе и «тройка». Все претензии к ним и к девяностым. Впрочем, многие надеются, что могут повторить и переиграть те самые девяностые, когда рабочий Чуйской райзаготконторы становился владельцем предприятий. Но очень скоро все поймут, что надежды эти не оправдались. И именно это новое разочарование станет двигателем политических и социальных процессов ближайшего будущего.
Острая нехватка. Чем нас будут вакцинировать

В мире идет битва вакцин. В Китае одобрили уже второй домашний препарат для прививания. Судя по отзывам, китайцы работают по своему излюбленному принципу «дешево и много». Но канцлер Австрии Себастьян Курц заявил, что готов поставить себе китайскую или российскую вакцину. Западная пресса тем временем внезапно смягчила тон в описании российского «Спутника V» и называет его научным прорывом.

«Шежiре» не раз писал, что мы пишем только о нашей стране. У нас тоже идет битва вакцин, она гораздо интереснее. Например, потому что коснется нас с вами. У нас с одной стороны государство договорилось о размещении производства российской вакцины, с другой — вдруг на всех уровнях говорит о создании собственной. И в итоге с одной стороны — у нас раздражаются созданием российских мощностей, с другой — несмотря на разработку отечественной вакцины, у нас крупные чиновники прививаются «Спутником».

Никакой идиосинкразии в этом нет. И вот почему. С отечественной вакциной все выглядит оптимистично: мы действительно ее разрабатываем — еще в августе Всемирная организация здравоохранения включила нашу вакцину QazCovid-in от коронавируса в число допущенных к клиническим испытаниям. Наш препарат — так называемая инактивированная вакцина, «мертвая», эффективность должна быть хорошей при, относительно сильном, в теории, иммунном ответе.

Заведующий лабораторией особо опасных болезней НИИ проблем биологической безопасности Леспек Кутумбетов уверял, что «наша вакцина ничем не хуже, а то и лучше других, и в плане безопасности, и в плане иммуногенности». Оснований не верить его словам нет: НИИ проблем биологической безопасности — организация с богатой историей. Основана она была в 1950, как научно-исследовательский сельскохозяйственный институт, который занимался борьбой с особо опасными инфекционными заболеваниями сельскохозяйственных и диких животных. Это наше ведущее учреждение по медицинской и ветеринарной вирусологии. Качество кадров за последнее время, конечно, просело, однако в этом виде деятельности важны технологии и протоколы. Если они исполняются, работа худо-бедно делается.

В полемику с вакцинами включился и первый замглавы администрации президента Даурен Абаев. Он в кои-то веки выступил по делу. «Причина проста — это острая нехватка вакцин», — объяснил он. И это неожиданно приятная история. На фоне того, что государства перехватывали друг у друга медицинские маски, мы начали работу сами. Тут же вот какая штука — можно сколько угодно переживать, что в Казахстане не хватит мощностей (хотя с чего бы, производство вакцины невозможно наладить на фармацевтическом предприятии, все равно придется организовывать отдельную линейку) — но получается, что с одной стороны у нас есть уже промышленное производство условно признанной в мире российской вакцины в Караганде (то есть обкатывается технология конвейера), а с другой — под эту сурдинку мы готовим свой препарат, который признают в ВОЗ.

И тот факт, что у нас будет своя вакцина — это огромный успех — значит, власть сумела сохранить научную школу, оставшуюся от СССР, и Казахстан застолбил место в чемпионате мировых биотехнологий. В этом смысле конечно важно, кто возглавлял у нас это направление все последнее десятилетие. А то несправедливо получается: весь мир знает, что в России работа велась военными вирусологами (там часть создателей вакцины относятся к ФГБУ «48 ЦНИИ» Минобороны России) и для этого их фамилии даже рассекретили. А мы про своих ученых и авторском коллективе вакцины не знаем вообще ничего, хотя очевидно, что на этом направлении они поддерживаются много лет — в исследованиях невозможно сделать качественный скачок за год.

Правда, есть еще очень важный вопрос: когда же все-таки наша вакцина будет готова и мы ее увидим в действии? Потому что бодрые отчеты бодрыми отчетами, а люди пока продолжают болеть и периодически мы оказываемся в красной зоне по заболеваемости.
Не прячьте ваши денежки. Предельно допустимая концентрация родственников

Пока ЕНПФ разъясняет, кто и сколько может снимать денег, мы вспомним, как все начиналось. Пенсионная реформа начиналась в 1998. На бумаге все было гладко: основанная на чилийской модели, система выглядела разумной и продуманной. Кто больше работал и зарабатывал, тот больше должен получить в старости, да еще и с процентами. Однако, на деле оказалось, что для такого идеального устройства нужна постоянно растущая экономика без кризисов, большой инфляции, девальваций и некоторых особенностей нашего менеджмента. Но выглядело красиво.

Поговорим про менеджмент. В конце прошлого года стало известно, что где-то скрывается один из адвокатов бывшего главы ЕНПФ Руслана Ерденаева — приговоренный к 11 годам Александр Блок. Немногим ранее он вместе со своей коллегой — Гульнарой Смагул получил приговор по статьям «хищение чужого имущества, группой лиц по предварительному сговору» и «подстрекательство к даче взятки». Следствие установило, что Блок и Смагул убедили родственников Ерденаева дать взятку следователю. Те передали 150 тысяч долларов. Ерденаев получил 12 лет.

Правда, как выяснил журналист Михаил Козачков, в биографии Смагул был еще один занятный эпизод. Адвокат предложила некому карагандинцу Алексею Черепушкину порешать дело тысяч за пять себе, и за столько же судье. Черепушкин неожиданно заявил в Антикор. Смагул взяли, а потом Черепушкина сделали свидетелем, он не мог ознакомиться с делом, а силовики сделали вид, что вина адвоката недоказана.

А само дело Ерденаева в 2017-м наделало много шума: он сам обратился в правоохранительные органы с заявлениям о растрате денежных средств фонда, потом сам же стал подозреваемым, дав признательные показания. После чего отказался от своих слов, заявив, что такое заявление сделал по совету своих адвокатов. «Уголовное дело в отношении меня было возбуждено КНБ без оснований, по заказу, как говорили сами сотрудники КНБ», — рассказывал Ерденаев.

А схема получилась очень занятной: ЕНПФ приобрел на фондовой бирже на пять миллиардов тенге облигаций фирмы «Бузгул Аурум», которая положила деньги в AsiaCreditBank и взяла под залог этих средств кредит в практически такую же сумму. Впоследствии «Бузгул Аурум» должен был выкупить свои облигации, но не сумел этого сделать, так как допустил просрочку по кредиту, а банк взыскал заложенные средства, хотя это и противоречило банковскому законодательству. Позже суд постановил, что в AsiaCreditBank были «основания для досрочного списания суммы задолженности по займу». И в прошлом году еще в СМИ задавались вопросом: куда же делись эти пять миллиардов?

Странностей в этой истории много, особенно, если учесть, что владельцем банка был Нурбол Султан — сын главы финпола и руководителя администрации президента Сарыбая Калмурзаева. Султан числился владельцем и авиакомпании Bek Air, чей борт разбился под Алматы в декабре 2019. Еще Султан является бажа главы КТЖ Сауата Мынбаева, они женаты на сестрах. И работали рядом, Султан в «КазТрансОйле», Мынбаев (тут много про его связи) в материнской структуре — в КМГ. Ну так совпало.

Ах, да, бывшиый глава ЕНПФ Ерденаев по приговору суда получил 12 лет, а AsiaCreditBank был продан в 2019 Орифджану Шадиеву — племяннику Патоха Шодиева из «евразийской тройки». Это так, чтобы не упустить всех фактов.

Мы не про то, что кто-то там замешан, кто мы такие, чтобы оспаривать постановления судов и сомневаться в чистоте мундиров наших органов? Просто хотим понять: пять миллиардов-то вернули? Или мы что-то пропустили? Ведь сама история любопытная: глава фонда пишет заяву, сам попадает на скамью подсудимых, его адвокаты потом получают приговор по статье «хищение», а деньги то ли остаются то ли нет в банке, принадлежавшем сыну главного борца с коррупцией, который этот банк продал племяннику одного из уважаемых людей. Это все очень-очень интересно.

А деньги... Деньги найдут. Или уже нашли, наверное. Нам расскажут, что все идет, как надо. Органы разберутся, как они уже разобрались в деле Bek Air. Или еще не разобрались? Ну, ничего.
Все на курорты Казахстана. За сколько можно купить борца с властью

По западу прокатился вал забастовок. В начале февраля забастовали в Жанаозене — рабочие «МунайСпецСнаб Компани». Как видно из названия — нефтесервисной фирмы. Все банально: «люди требовали повысить заработную плату и отрегулировать регламент работы».

Это события вынесли на медийную поверхность акима Мангистауской области Серикбая Трумова. Тот раскритиковал своих подчиненных и поручил им «создать условия для развития малого и среднего бизнеса». «К примеру, предоставление услуг для отдыхающих на берегу Каспийского моря. Наряду с этим создаются условия для возможности развиваться в сельскохозяйственном секторе», — подсказал им находчивый аким.

Потушил пожар керосином, как говорится: это очень интересная мысль — сказать надеющимся на нефтяные зарплаты адайцам дескать, идите, пасите овец. Да и с услугами для отдыхающих все радостно: в регионе как раз скандал со строительством гостиничного комплекса в урочище Бозжыра.

Но вернемся к трудовым отношениям — в конце января бастовать начали в Актюбинской области на «КМК-Мунай» и «АМК-Мунай». В январе возмутились и работники «Инженерной буровой компании «Си Бу» в Актау. После Нового года голодовку объявили три сотни сотрудников фирмы Bonatti на Карачаганакском месторождении в Западно-Казахстанской области.

Требования и жалобы были все те же — денег не хватает, все дорожает, есть кредиты. Нефтяники превращаются в шахтеров. Кто помнит, те тоже на рубеже девяностых из элиты с отличными зарплатами внезапно стали символом социальных проблем и неустроенности.

И все бы ничего, но тут нефтяную отрасль еще Нацбанк «обрадовал». Внешний долг Казахстана на 1 октября 2020 года составил 161 млрд долларов или 91% к ВВП. Но не все так страшно, разъяснил регулятор: «Наибольшую часть в структуре внешнего долга страны занимает межфирменная задолженность частного сектора – $101,3 млрд или 62,9%, большую часть которой составляют три крупных проекта с иностранным участием — Кашаган, ТШО и Карачанак».

То есть это инвесторы занимали. И это плохой признак.

Если речь идет о соглашении о разделе продукции, значит, нашим зарубежным партнерам выгодны большие долги и большие траты. То есть, инвестиционные объемы надуваются искусственно, это косвенно свидетельствует о том, что большой нефти тут действительно не будет, а зарабатывают компании как раз на раздувании инвестиций. Которых все равно не хватает на всех, судя по забастовкам. Впрочем, деньги все равно не наши. Размер межфирменной задолженности — это как раз о том, что деньги из страны уходят или уйдут. А кризисная отрасль остается с нами.

Власть, кстати, с протестами работает изо всех сил. Не так давно у нас был протестный акын-айтыскер Ринат Заитов. Еще летом он был беспощаден и бескомпромисен: «Мы будем расширять и ужесточать нашу критику». И власть к нему прислушалась — Заитову дали должность директора государственного театра традиционного искусства «Алатау». Да, хороших должностей на всех не напасешься, но главное — дезактивировать вожаков и айтыскеров. И не дать организоваться. Вот в суде Шымкента рассматривается иск о принудительном приостановлении деятельности отраслевого профсоюза работников топливно-энергетического комплекса Казахстана. Тут можно посоветовать переслушать глубоко философский хит «Енді не істейміз» и вспомнить Аслана нашего Мусина. Или инвестировать в курорты Казахстана. Ведь все жаждут поездки с ознакомительной экскурсией в стремительно нищающий бастующий Жанаозен.
Откопали стюардессу. Где можно выиграть должность бастыка

Аким Нур-Султана Алтай Кульгинов разъясняет нам, почему проект Astana LRT, на который уже затрачены огромные деньги, и который был раскритикован президентом, таки будет доведен до конца. Новые траты предстоят именно по причине гигантских потраченных сумм. Такова логика градоначальника.

Вот дословная цитата: «Эти все строения, которые в городе остались (от строительства LRT) не красят облик города. И там были затрачены колоссальные средства, поэтому эту работу будем продолжать».

Еще в 2019 Токаев срезал всех сторонников проекта одним вопросом: «Как вы собираетесь увеличить пассажиропоток в 70 раз?» «С учетом уже понесенных затрат и международных обязательств, кстати говоря, мы все знаем 100 млрд тенге — часть китайского кредита в "Астана банке", они все уже, Аллах акбар? Пропали?», — задал вопрос президент.

Не прошло и двух лет, как Кульгинов заявляет, что объект с сомнительной рентабельностью, пожравший огромное количество денег, объект по хищениям на котором возбуждены уголовные дела, будет достроен. Потому что он и так дорогой. Можно было бы подумать, что Кульгинов просто преисполнился фатализма: «Сгорел сарай, гори и хата», но аким столицы не был ранее замечен в таких настроениях. Тем более, что действовали в акимате Нур-Султана последовательно: в феврале 2020 года Аstana LRT после скандалов c хищениями было переименовано в City Transportation Systems. В том же году стало известно, что под проект будут занимать еще свыше миллиарда долларов.

Главой CTS, бывшего Аstana LRT, в 2018-м стал Бекмырза Игенбердинов. Он интересен своими связями — входил в круг серьезных людей, умеющих управляться с любыми бюджетами: он работал в сфере логистики, в интересной фирме «Кедентранссервис». Фирма, видимо, совместная с россиянами, директором там некий Виктор Федотов, работавший на транспорте в Казахстане и России. Но она интересна тем, что в правлении и совете директоров было много выходцев из системы «КазМунайГаза»: зампреды правления Кайрат Аскаров, Нуржан Дюсембинов. Есть в правлении, справедливости ради, и те, кто трудился в профильной компании — КТЖ, например, Калмухан Тапалов. А в Совдире из бывших нефтагазовиков — бывший заместитель генерального директора «КазТрансГаз» по экономике и финансам Даир Кушеров, бывший управляющий директор КМГ Ардак Мукушов, бывший же замгендира по маркетингу в «КазТрансГазе» Куаныш Жылкышиев. В «КазТрансГазе-Аймак» работал Ерлан Диханбаев. Из железнодорожников-логистов в Совдире — пред Павел Соколов и Аскар Рахимбеков. И нельзя сказать, что процесс высадки десанта из КМГ носил неуправляемый характер: они все появились там в тот период, когда КТЖ возглавил бывший председатель правления «КазМунайГаза» Сауат Мынбаев. Совпадение. Ну, или бюджеты госкомпаний оказались выгоднее истощающихся месторождений при снижающейся цене на нефть.

Еще интереснее, что бенефициаром проекта CTS числится Управление транспорта и развития дорожно-транспортной инфраструктуры города Нур-Султан. А там у нас начальником сидит талантливый сын талантливого акима Жамбылской области Бердибека Сапарбаева — Жансултан. А ведь недавно еще был замом, только в 2019-м выиграл эту должность. Что значит, где и у кого выиграл? Не в лотерею и не в карты, а честном и прозрачном конкурсе! В общем, сүйінші, Бердибек Машбекович, поздравляем!

А деньги Astana LRT в какой-то момент оказались в ныне не работающем Банке Астаны, который принадлежал наполовину Олжасу Тохтарову. Правда, многие считали, что он просто номинальный держатель акций для одного крайне серьезного человека. Иначе и не могло быть — удерживать проект под огнем президентской критики под силу только очень влиятельным агашкам.

Итак, ханымдар мен мырзалар, было решено откопать стюардессу. Проект Astana LRT будет продолжаться, потому что он дорогой. Новые месторождения нефти неизвестно когда откроют и откроют ли, а тут Клондайк. Ну и что, что старый менеджмент под уголовным делом, пришли новые люди. У них все будет по-другому.
Хуже — только Нигерия и Узбекистан. Во что инвестируют наши люди

Вспомним еще одно событие, которое никто не заметил. В конце 2020 для Казахстана закончился переходный период по вступлению во Всемирную торговую организацию (ВТО). Уже сегодня в Казахстане разрешено появление прямых филиалов иностранных банков и страховых компаний. Кроме того, зарубежные филиалы смогут без ограничений торговать оптом фармацевтическими, парафармацевтическими и медицинскими товарами. В телекоммуникационной сфере снято ограничение иностранного участия в 49% в отношении компаний, оказывающих услуги международной и междугородной связи.

Ломанутся ли иностранные банки и телеком-компании в Казахстан? Рынок у нас мелкий, и большим акулам малоинтересный, а население в последние годы «обогатилось» настолько, что привлекательность нашего рынка снизилась.

Но чисто теоретически конкуренция может ждать даже грандов нашего рынка банковских услуг. Возьмем «Халык», его бенефициара Тимура Кулибаева тревогу заставили испытывать не заграничные, а наши отечественные банкиры — в 2019 году значительная часть денег с депозитов перетекла в Kaspi, владельцем которого является АО «Kaspi group», контролируемая Вячеславом Кимом, Baring Vostok и компанией Caspian Group b.v. Успех Kaspi в освоении розничного рынка можно объяснить и тем, что Baring Vostok и связанный с ней Михаил Ломтадзе активно инвестировали во всякие технологические бизнесы. Так что у нас и наши банки отбирают друг у друга клиентов на весьма маленькой площадке. «Халыку», в общем-то, ничего не грозит — за ним мощный административный ресурс, который у нас перевешивает любые инновации. А есть еще Jysan Bank и дочка Сбера, их подвинуть в конкурентной борьбе малореально.

А что касается, собственно, телекома, то опять же — чисто в теории — появление иностранных конкурентов на казахстанском телекоммуникационном рынке может потеснить «Казахтелеком», который под руководством Куанышбека Есекеева. Что там с бизнес-стратегией у Есекеева мы не знаем, но вот аппаратные позиции у него сверхмощные.

В 2016-м был скандал с увольнением директор департамента управления персоналом «Казахтелеком» Даляпраз Букетовой, которая в отместку рассказала о том, что в руководстве компании работают зятья сенатора, главы службы «Сырбар», ну и Имангали Нургалиевича уважаемого. Бауржан Избасаров (это он зять Тасмагамбетова) потом тихо-тихо ушел из «Казахтелекома», и как-то исчез с радаров. Всплыло тогда и имя предпринимательницы Айгуль Нуриевой, которая фигурировала в списках самых-самых деловых женщин, и была ключевым миноритарным акционером национального оператора связи. В том же 2016-м передала, в смысле, продала пакет акций бизнесмену Александру Клебанову. А Есекееву — скандалы нипочем, даже не обратил внимания.

Тем временем, уже два квартала подряд (второй и третий прошлого года) более половины расходов казахстанцев пришлись на еду — продукты питания и безалкогольные напитки. Во всех расходах продовольственные товары составили уже более 54%, и почти 60% — в потребительских расходах населения. Предсказуемо, что самые большие траты в структуре расходов на продукты в третьем квартале 2020 года пришлись на мясо и мясопродукты (32,7 тысячи тенге в расчете на душу населения), хлебопродукты и крупяные изделия (13,1 тысячи тенге), молочные продукты (9,1 тысячи тенге). Словом, пока казахстанцы инвестируют в продукты.

А в третьем квартале 2020 года реальные доходы сократились в сравнении со вторым кварталом на 0,4%, а в сравнении с аналогичным периодом 2019-го — на 0,2%. Еще в январе депутат межилиса Айбек Паяев тыкал в глаза коллегам данными агентства Picodi: якобы «заработная плата в Казахстане — одна из самых низких среди 56 стран мира». «После нас только Нигерия и Узбекистан», — возмущался парламентарий.

Так что в этих условиях перспективы открываются у сельского хозяйства. Да и власть, уже кажется смирилась с тем, что мы потихоньку можем стать аграрной страной. Хотя нет, не смирилась: нам уже несколько раз уже сказали, что тема с продажей земли закрыта.
Созвездие удачливых. Кто кого накажет в Казахстане

Мы тут раньше обсуждали политический гороскоп. В связи с Новым годом по лунному календарю — продолжим. Советник президента Ерлан Карин — дракон, в смысле по гороскопу. Как сообщают нам астрологи, рожденные под этим знаком будут неосознанно провоцировать конфликтные ситуации. Столкновение с годом предрекают и козам — это, например, первый замглавы администрации президента Даурен Абаев.

Впрочем, это можно было предвидеть и без гороскопа. Всемирный банк считает, что в наступившем году Казахстан не сможет вернуться к докризисным темпам роста экономики. Населению, пережившему локдаун, неразбериху в здравоохранении, а до того — затяжную девальвацию валюты, надо будет что-то объяснять. «Модернизация сознания» и прочие Рухани жангыру дискредитировали государственную пропаганду так, как это не смог бы сделать круглосуточно вещающий Аблязов. Абаеву придется туго.

А вот змеям сулят всяческое благополучие — у этого знака зодиака высокие шансы разбогатеть и оставить материальные проблемы в прошлом. Змеей у нас является Бердибек Сапарбаев. Во всех регионах, где он сидел, освоение средств шло такими темпами, что скандал следовал за скандалом. А протеже Бордюрбека — Ильяс Испанов работает на самом главном складе страны — в Комитете по госматрезервам, сын Жансултан — главой Управления транспорта столицы, которое выступает заказчиком Astana LRT, проекта, обещающего фантастические бюджеты.

Собакой числится у нас министр образования и науки Асхат Аймагамбетов и зять председателя правления «Самрук-Казыны» Ахметжана Есимова Галимжан Есенов. Про них у мастера Рэймонда Ло говорится, что они вместе с быками и козами «станут частью земляного наказания». Кто и для кого станет наказанием — Аймагамбетов и Есенов для года, или они для него — пока неясно, иероглифы не раскрыли всех тайн. Но, судя по запрету на зарубежную дистанционку для школьников, ответ очевиден — министр образования и науки выступил в виде неожиданного наказания для многих родителей.

А с Есеновым пока история такая: АТФБанк, которым он владел, был приобретен Jysan банком, зять Есимова получил в обмен 20 процентов акций Jysan'а. В январе, кстати, стало известно, что АТФ Банк перестал владеть долей в Шымкентском пивзаводе, который был активом предпринимателя Тохтара Тулешова, осужденного за попытку государственного переворота. Будет очень смешно, если окажется, что весь шухер с переворотом и прочим был просто переделом сфер влияния в Техасе.

В Туркестанской области, вообще передел идет постоянно, ситуация меняется, борьба не утихает. Вот недавно вспыхнул скандал после того, как предправления Казахского НИИ земледелия и растениеводства Андрей Агеенко начал жаловаться, что у института пытаются отобрать земли. За Агеенко впрягся бывший премьер и латифундист Сергей Терещенко, который обратился к министру сельского хозяйства Сапархану Омарову — дескать, в его вотчине беспредел и баззаконие. Терещенко у нас кот или кролик по знаку, Омаров — обезьяна. Первому звезды говорят быть настороже, второму сулят благоприятные повороты.

Правда, Терещенко вскользь в своем письме министру упомянул Темирхана Досмухамбетова. Бывший аким столицы и управделами президента известен тем, что курировал силовую поддержку на всех уровнях. А сейчас занимается аграрным бизнесом, учредитель Bayserke Agro, которое выдает рекордные урожаи. Досмухамбетов родился как раз в год быка, 2021 — его год. Так что звезды могут сойтись очень интересно. Точнее, так, как и предсказали безо всяких гороскопов, война за землю идет уже давно. А урожай с нее собирает тот, кто может построить местных.

А вот свиньям, или кабанам — как угодно — бык принесет застой в делах. Посмотрим, будут ли прорывы у министра цифры Багдата Мусина, руководителя администрации президента Ерлана Кошанова и секретаря Совбеза Асета Исекешева. Но, в общем, у нас на все эти китайские премудрости найдется своя премудрость: козни звезд можно преодолеть одним звонком нужному человеку.
Казахстан и мировая закулиса. Откуда берутся новые «любовницы» Кулибаева

«Лучшая банковская система» Казахстана понесла очередную потерю, у нас к концу подходит эпопея с AsiaCredit Bank. Еще в 2019 от банка потребовали докапитализации, он так это требование не исполнил. До того, в том же году банк решил было сливаться. Не куда-то, а с Tengri Bank и Capital Bank.

И вот, история закончилась, Агентство по регулированию и развитию финансового рынка лишило лицензии этот многострадальный актив. Волынили так долго, потому что, куда ни кинь, всюду непростые люди. Об акционерах AsiaCredit Bank «Шежiре» писал ранее. А с Tengri Bank получилось еще веселее. Его топ-менеджер — Алмас Бакытов и руководитель одной из близких компаний — Тогжан Рахметова были объявлены в международный розыск. А до того были задержаны по делу о хищении более восьми миллиардов тенге бывший зампред правления банка Бахтияр Ильясов и бывший же замдиректора Алматинского филиала Асет Жадыков.

Это неспроста — рейтинговое агентство Moody’s Investors Service установило, что за шесть лет Национальный банк сократил число банков в Казахстане на 34%. И случилось это не по причине принципиальности НБ, а скорее даже наоборот: есть уверенность, что «удаление из системы мелких, принципиально слабых банков, снижает конкуренцию». И еще любопытное: «доля Tengri Bank в активах банковского сектора составляла 0,3%, AsiaCredit Bank — 0,16%, а Capital Bank — 0,14%».

То есть, все скандалы в трех проблемных банках, это так — возня в песочнице. Гранды на рынке — совсем другие институты. В первой тройке у нас Halyk Bank, который владеет почти третью совокупных активов. Это хозяйство Тимура Кулибаева. О том, что он становится популярным, может говорить видео, которое распространяется в сети: какая-то женщина в столичном кафе, закатив скандал, утверждает, что она любовница Кулибаева. Это уже известность, раньше только столичная тусовка судачила, кого на этот раз привезли, чтобы скрасить напряженные трудовые будни главного финансиста страны.

Но вернемся к рейтингу. «Народному» значительно уступает Сбербанк Казахстан, где председателем правления Ельдар Тенизбаев, зять нашего дорогого Булата Джамитовича. Зампредом — Ернар Накисбеков, сын заместителя главы НИИ фундаментальной и прикладной медицины Нарымжана Накисбекова. Ернар долгое время был гендиректором Beeline Кыргызстан — актива Утемуратова в соседней стране. Так что под личиной российских компаний знакомые люди. Третьим по объему активов идет Kaspi Bank, которым владеют Вячеслав Ким, Михаил Ломтадзе, менеджмент, Baring Vostok (сложная судьба управляющего партнёра фонда Майкла Калви в соседней России только добавляет пикантности этому активу) и тот самый Goldman Sachs — но всего с тремя процентами. Так что мировая финансовая закулиса у нас представлена незначительно.

И даже открытие нашего рынка для иностранных участников в рамках ВТО вряд ли что-то кардинально поменяет. Наши палестины становятся все менее привлекательными. Есть «замедление роста номинальных денежных доходов населения», по версии Нацбанка. Индекс деловой активности в стране, по данным все того же Национального банка, снижается.

Поэтому история трех проблемных банков: AsiaCredit, Tengri и Capital невыразимо грустна. Пацаны шли к успеху. Кто знает, может, если бы не сложная финансовая обстановка, они бы получили помощь от государства, как весь наш банковский сектор когда-то. В 2012 Елбасы негодовал, что десять миллиардов долларов, выделенных на преодоление кризиса, исчезли в неизвестном направлении. Умели же люди. А сейчас и исчезать почти нечему. Разве ж это суммы, так — слезы. Так что хорошие новости, ханымдар мен мырзалар, экспатам мы не нужны, поэтому окучивать Казахстан будут наши, отечественные банкиры. То есть, Тимур Аскарович и Булат Джамитович.
Случайные люди на важных постах. Откуда нет выдачи в Казахстан

Процесс пошел — граждане начали снимать свои пенсионные. Всего подано заявок на общую сумму в 1,8 триллиона тенге. Подано 115 тысяч заявок, одобрено 78 тысяч на 424 миллиарда тенге, нам об этом сообщает председатель Национального банка Ерболат Досаев.

У главного банкира есть и другая статистика: 87% снятых накоплений люди готовы потратить на решение жилищных вопросов. Из них 45,5% — на покупку недвижимости; 28,3% — на погашение задолженности по ипотечному займу; 10,5% — на получение ипотеки в «Отбасы банке» (бывшем «Жилстройсбербанке»), для первоначального взноса в банках второго уровня; а оставшиеся 2,3% — на индивидуальное жилищное строительство, рефинансирование ипотеки, погашение задолженности по договору аренды с правом выкупа и иные цели.

Словом, остро необходимые деньги получат банкиры, средства оживят и рынок жилья — порадуются владельцы вторички и застройщики. Последние, кстати, довольно специфические люди.

Один пример. Несколько лет назад еще были слышны отзвуки скандала с застройщиком «Азбукой жилья», обманутыми оказались несколько тысяч дольщиков. Генеральный директор Ерканат Тайжанов бежал в Австрию. Причем, вся его биография никак не располагала к такому повороту событий — аспирант Кокшетауского госуниверситета, потом скромный офисный сотрудник «Казахтелекома» внезапно становится генеральным директором, в возрасте 27 лет. А, когда ему стало чуть за тридцать, стремительно избирается в парламент. Ну, а дальше присвоение, по официальным данным, 40 миллиардов тенге и отъезд за границу.

Причем наша прокуратура билась, чтобы вернуть Тайжанова из Австрии. Нынешний председатель Верховного суда, а тогдашний генпрокурор Жакип Асанов крыл беглеца последними словами. «Это обычный уголовник, мошенник, проходимец, собрал, если перевести эти деньги на доллары, около 42 миллионов долларов», — негодовал Асанов. А бывший глава «Азбуки жилья» и за рубежом не утратил вкуса к сделками с недвижимостью — по данным прессы, он то отель покупал, то особняк под Веной. И вот какая незадача — как раз с Австрией-то у нас не было договора о выдаче. И сейчас, наверное, нет. Так что знал Тайжанов куда бежать.

Но откуда такая прыть у вчерашнего аспиранта? Может быть, знает бывший аким Акмолинской области, в которой Ерканат делал свои первые шаги, Мажит Есенбаев? Есенбаев тоже был когда-то аспирантом, а затем стал главным налоговиком страны, министром финансов, экономики, индустрии, акимом двух областей (еще и Карагандинской), после этого поработал в Halyk, и уселся в кресло председателя правления группы «Алмэкс» Тимура Кулибаева. Правда, лет двадцать назад всякие досужие сплетники осмеливались упоминать на одной и той же странице имя Мажита Есенбаева и такой ужасное слово как «мафия». Но те времена давно прошли. Кстати, бессменный заместитель главы Комитета госимущества и приватизации (то есть распределения государственного добра) Николай Кадюков — родня первой жены Есенбаева. У Мажита два брата: Марат — дипломат, и Малик — владелец микрокредитных организаций и ломбардов.

В ближайшее окружение Есенбаева входил и Данияр Абулгазин, долларовый миллионер, бывший офицер КНБ, успевший поработать в «Самрук-Казыне» и «Атамекене», а затем занявший скромный пост вице-президента по общим вопросам Национального Олимпийского комитета. Абулгазин — зять Толеутая Сулейменова, партийного функционера, чей сын Диас тоже в Национальном Олимпийском комитете (зять и я — спортивная семья, да-да). Он немного поработал в «КазМунайГазе», а сейчас руководит железнодорожной компанией «Камкор Менеджмент». А еще Абулгазин был в девяностых главой частного пенсионного фонда — «Первого казахстанского добровольного пенсионного фонда». Правда, злые языки говорили, что добровольность в фонде была такая, альтернативная.

И что, в кругу таких людей мог делать скромный Ерканат Тайжанов, взлетевший от аспиранта до депутата и генерального директора фирмы? Да просто с агашками рядом иногда появляются случайные люди.
Как правильно уехать из Казахстана. Тут, ТАМ и везде курылыс.

И снова мы о том как у нас все устроено. Начнем снова с Мажита Есенбаева — он очень многосторонняя личность. В девяностых других и не было. В 1998 он был акимом Карагандинской области и организовал фонд «Ауыл», который получил в «Госпродкорпорации» семенную ссуду, переданную затем фирме «Азия-Центр», ею руководил бывший следователь Рауан Шаекин. Но погодные условия помешали вернуть все, «Продкорпорация» (там командовал Нурлан Смагулов, ставший потом бизнесменом) получила семян тысяч на 200 меньше, долларов, конечно же. Все под гарантии акимата. Курировал весь процесс тогда замакима Барлыкжан Нукенов (Шаекин — его родственник), хотя его должностные обязанности заключались в работе с правоохранительными органами.

Нукенов работал главным налоговиком Карагандинской области, как раз когда Есенбаев возглавлял Налоговый комитет всей республики. В двухтысячных Нукенов ушел с госслужбы, чтобы поработать в «Казкоммерцбанке», а затем решил рискнуть и сам занялся бизнесом — строительным и аграрным. Он основал компанию «ТАМ Курылыс», которая отличилась при строительстве поселка «Жана Куат» в Алматинской области. Были данные, что дома построены плохо, жители платят по фантастическим тарифам, земля в сомнительном залоге. И что? И ничего. Параллельно Нукенов занимался сельским хозяйством, учредил фирму Agrostan Farms.

По странному совпадению компания с почти таким же названием зарегистрирована в столице Малайзии Куала-Лумпуре. В 2014 ей акимат Жамбылской области выделил угодья Мойынкумском, Сарысуском, Таласском и Шуском районах для разведения крупного рогатого скота, около 650 тысяч гектаров. Что там с земельным мораторием, жiгiттер?

Кстати, Шаекин, тот самый, который руководил «Азией-Центром», получившей семенную суду, тоже впоследствии занялся аграрным бизнесом — стал генеральным директором компании «Рост». И еще побывал депутатом мажилиса. Ах да, брат Мажита Есенбаева — Малик Есенбаев был членом совета директоров «Атамекен – Агро». Вот только сын Мажита пошел по другой линии — сейчас административным директором в крупном железнодорожном операторе РТС Holding. Тоже очень перспективное направление, поясним сейчас, почему.

В одних строках с Есенбаевым многие упоминали и имя Евгения Фельда. Фельд тоже родом из Караганды и работал вместе с Нукеновым в «Казкоме», потом возглавлял «Казфосфат». Затем стал управляющий директором компании Meridian Capital Partners и ушел в тень. И правильно сделал. Потому что в 2017-м международная группа расследователей раскопала (то есть им кто-то слил) так называемые файлы райских островов — документы об офшорных и заграничных компаниях. И там всплыла фирма TTG Group, которая является ключевым железнодорожным перевозчиком казахстанской нефти и газа. Существует предположение, что ее совладельцем является Сауат Мынбаев, он в 2018 сменил пост председателя правления «КазМунайГаза» на аналогичную в КТЖ (тут есть о его людях в компании). А первым главой TTG, этого скрытого от постороних глаз лидера перевозок был Евгений Фельд.

Фельд вместе с Аскаром Алшинбаевым и, возможно, Мынбаевым владеет посредством участия в Meridian Capital кипрской компанией T.S. Trans Siberia Co Limited, а с ее помощью холдингом «Новапорт», которому принадлежит 16 российских аэропортов — от Калининграда и Мурманска до Ставрополя и Новосибирска. Еще один совладелец — известный российский бизнесмен Роман Троценко. Впрочем, в 2018 году ходили слухи, что казахстанские участники могут продать свои доли. Со своими казахстанскими партнерами он познакомился, когда в начале девяностых работал в банке «Аль Барака Казахстан» — он потом станет Kaspi.

Штаб-квартира Meridian Capital находится в Гонконге, компания занимается проектами по всему миру — от строительства в Нью-Йорке International Gem Tower до производства еды, например, фирма Food Union работает в Европе. Словом, работает Фельд по всему миру, редко заезжает в родную Караганду. Зато с нами остался Мажит Есенбаев и вся его семья. Это как-то утешает.
Лучше Бората. Кому пойдут наши пенсионные

Некоторые догадливые казахстанцы сообразили, что пенсии у всех будут разные. Как метко заметила депутат Гульжан Карагусова, «кто как содержится, тот так и работает». Или наоборот — неважно, слова-то мудрые.

Особенно на фоне событий: в Агентстве по регулированию и развитию финансового рынка рассказали, что часть управляющих компаний могут получить в распоряжение часть пенсионных (которые сверх порога достаточности). Это First Heartland Jysan Invest, BCC Invest, Halyk Global Markets, Halyk Finance, First Heartland Capital, и «Сентрас Секьюритиз». В коридорах здания в микрорайоне «Коктем-3» говорят о трех серьезных претендентах First Heartland Jysan Invest, BCC Invest и Halyk Global Markets. С последней все ясно, есть информация, что Halyk дал согласие забрать Казком Секьюритиз только с условием, что компании дадут порулить пенсионными. Владелец «Сентрас Секьюритиз» Эльдар Абдразаков якобы отказался от пенсионных денег. Рассказывают, что в своем окружении он бросил в сердцах: «В моем бизнесе только один риск, но этот риск наш регулятор». Дерзкий.

А про «Фридом Финанс» Тимура Турлова речи не идет, так как
АРРФР требования не снижает, а бизнес этого молодого, но очень талантливого бизнесмена вызывает некоторые вопросы. На них он реагирует некоторыми ответами — в рамках широкой информационной кампании о Турлове пишут и в России, и в Казахстане. Причем, не только хвалебные вещи. Зато Турлов не стесняется хвалить самого себя.

Но тут такое дело: в декабре 2020-го американское издание, не самое известное, The Foundation for Financial Journalism сделало наброс. Опубликовало статью под заголовком: «Самый глупый после «Бората» казахстанский импорт века». Автор хвалит Freedom Holding, но так, как будто что-то заставляет сомневаться в его словах. Он отмечает астрономически быстрый рост доходов фирмы, и задается вопросом — почему же передовые финансисты не бегут учиться у этой компании? Даже у Goldman Sachs доходность перед кризисом была меньше. Да, потому что цифры отчетности настолько любопытны, что заставляют задуматься. «Аналитикам, изучающим последнюю квартальную отчетность Freedom Holding, будет трудно объяснить рост ее прибыли», — клевещет издание. Завидуют гению.

Еще важнее, что по некоторым данным, Турлов и его Freedom Finance немного связаны с Бахытбеком Байсеитовым, акционером ЦентрКредита. В свое время Байсеитов продал Турлову поюзанную фирму BMB Munai, которая добывала нефть на западе страны. Но еще важнее, что BCC Invest, которая может получить доступ к управлению частью пенсионных, это тоже Байсеитов. Он владеет долями в Caspian Services Inc., Petrogaz AG, Finproject, Эмбанефтегаз, Future Capital Management, International Jet Tour. Позиции у него на рынке крепкие, держит он их давно.

Так что где-где, а с пенсионными излишками у нас все стабильно. Деньги постоянно перекладываются с одного места на другое. Если кто помнит, в 2013, на момент создания ЕНПФ, убыток всех фондов составил 1,5 миллиарда тенге. Это по данным Комитета финнадзора. Так успешно управляли нашими деньгами. Траты были возмещены, конечно, угадайте из чьего кармана.

Чему нас учит вся эта история. Тому, что есть постоянство — те, кто начинал пенсионную реформу, уже далеко. Вопрос об эффективности фондов уже не обсуждается, скандалы, в том числе, с непонятным вложением в братский Азербайджан, на карьеры финансистов никак не повлияли. Некоторые начали забывать про частные пенсионные фонды, а тут уже появились управляющие компании. Значит, мы кому-то интересны, в смысле, наши деньги. Это внушает осторожный оптимизм.

А по поводу восходящей звезды Турлова, старожилы должны помнить, что у нас уже были яркие и харизматичные банкиры. Один в Киеве, второго не так давно привезли из Москвы. А, и еще нашим символом все-таки стал Борат. Вот и Daily Mail пишет про поднятую на крышу дома корову: «Борат-строитель приносит корову в жертву богам в надежде, что это поможет ему найти достойных работников».

Гады какие, нет, чтобы сообщить о наших успехах в финансах.
Прополка полей. Крепкие корни агашек

Выходные не оставили нас без новостей из самой лучшей банковской системы планеты. На этот раз были задержаны топ-менеджеры Delta Bank: председатель Совдира Галина Шалгимбаева, пред правления Нурбол Самзаев и член правления Кенжегуль Канатпаева. Лицензию у банка отозвали еще в 2017. Перед смертью больной обильно потел: на начало октября того же года займы с просроченной задолженностью составили 99,7% от ссудного портфеля банка.

А в январе в состав акционеров вошел зерновой олигарх Нурлан Тлеубаев. В то время в банке зависли 61,3 миллиарда тенге «КазАгро». Сумма задолженности банка образовалась в рамках программы финансового оздоровления субъектов АПК, реализованной за счет заемных средств по еврооблигациям, выпущенным в 2013-2014 на общую сумму 1 миллиард долларов и 600 миллионов евро.

Тлеубаев — обвиняемый в деле по хищению денег из трех банков. По версии обвинения, зерновой олигарх Тлеубаев при посредничестве Жомарта Ертаева получил займы под необеспеченные зерновые расписки. Тот же Тлеубаев числился владельцем 87% «Холдинга «Алиби», половины «Зерновой страховой компании», компанией «Корпорация АПК-Инвест», у которой были дочки: «МЭЗ-СКО», «Азовский портовый элеватор» и «Вентспилский зерновой терминал».

Примерно в то же время «Казагро» спасал помимо «Алиби» другие две аграрные компании – «Иволгу» и «Казэкспортастык». Не спас, все три фирмы обанкротились. «Иволгу» называли чуть ли не самым крупным латифундистом мира. За ней якобы стояли член Совета сенаторов Сергей Кулагин, председатель правления «Самрук-Казына» Ахметжан Есимов и аким Туркестанской области Умирзак Шукеев. На останках «Иволги» создали «Олжа-Агро», гендиректором которой стал Айдарбек Ходжаназаров, бывший зампред «КазАгро» и генеральный «Иволги». А Василию Розинову, бывшему главе «Иволги», в прошлом году переквалифицировали приговор на более мягкий. Видимо, за то, что разумно молчал.

В кредитовании агросектора участвовал и «Цесна банк», который отошел First Heartland Securities. А потом туманна стала и судьба «Цесны-Астык», хоть она и сама работала в сфере производства продуктов. «Цесна» была фамильным бизнесом семьи Адильбека Джаксыбекова, бывшего руководителя администрации президента. К тому времени его сын — Даурен Жаксыбек «развел» «Цесна банк» и «Банк ЦентрКредит» Бахытбека Байсеитова. Они перестали быть афиллированными финансовыми институтами. Получается, что за предыдущие два-три года у нас произошли огромные сдвиги в структуре владельцев финансов и аграрных компаний. Люди к чему-то готовятся.

О том, что сельское хозяйство становится все более привлекательным, мы писали. Вот аграрным бизнесом, например, занимается дочь акима Восточно-Казахстанской области Даниала Ахметова Аделия. Помимо того, что она является владелицей крестьянского хозяйства «Маяк», дочка Данилы Прораба учредила «Павлодар Кант». Среди соучредителей — фирма Руслана Бакауова — родственника бывшего акима Павлодарской области Булата Бакауова. Именно эта компания фигурировала в уголовном дела против Булата Бакауова, по версии следствия, глава региона «пользуясь своим служебным положением, потребовал от должностных лиц регионального департамента государственных доходов изменить результаты проверки» AksuTransLogistic.

Бакауов, кстати, тоже был крупным латифундистом и владельцем агрофирм. За ним и его семьей числились «АГРО Ондрыс», «Жумабек Агро», "Мынкульский элеватор — ПВ», сельскохозяйственный производственный кооператив «Жана Жулдрыз», «Аграрий ПВ», «Крестьянское хозяйство Енбек». На скамье подсудимых так или иначе за последние годы оказались крупные аграрные бароны. Кто-то начал сажать, и не только пшеницу, чтобы расчистить поляну.
Насос по перекачке денег. Утечки отравляющей информации

В Омской области России, в реке Иртыш появилась ртуть. СМИ снова обсуждают, откуда она могла взяться, в свое время ртутью была заражена земля возле павлодарского «Химпрома». Власти региона вряд ли будут предъявлять претензии предприятию, потому что с ним лучше не связываться и не ссориться с соседями.

Несколько лет назад за сообщение об утечке хлора на заводе «Каустик» (бывший «Химпром») решили привлечь к ответственности общественника, который об этом рассказал. Примерно тогда же Банк развития Казахстана, под руководством Болата Жамишева, сегодня главы ФСМС, помог акционерам завода «Центрально-Азиатской топливно-энергетической компании», которая принадлежала Александру Клебанову, Еркыну Амирханову, Сергею Кану и «Казатомпрому».

Против Амирханова в 2018-м КНБ начал досудебное расследования, но как-то так получилось, что бывший бизнес-партнер Клебанова смог уехать за границу. И с тех пор о нем почти ничего не слышно. «Эксимбанк», в котором доли были у Амирханова и Клебанова, закончил свое существование. По некоторым данным, часть денег из банка оказалась в офшорах. В общем, все довольны. Ну, кроме жителей Павлодара, которым пока непонятно, что там с ртутью.

Но хочется отвлечься на что-то оптимистическое, порадоваться. Тем более, есть чему — хорошие новости опять же от соседей. В феврале этого года в России утвердили перечень инвестиционных проектов с государственной поддержкой в Арктике. Казалось бы, причем здесь наши степи. Но «Шежiре» есть кому радостно прокричать: «Сүйінші!». Среди тех, кто получил деньги в России — ООО «Норд Стар», которое планирует инвестировать в Мурманской порт «Витино». Строитель контролируется «БТА Банком», точнее, тем, что от него осталось. А БТА у нас связан сегодня с успешным финансистом Кенесом Ракишевым. В марте 2017 года Казком, в котором Ракишев владел 70 процентами, был продан Halyk. До того, в 2014-м, Казком приобрел почти половину БТА.

Когда все свершилось, председатель правления «Народного» Умут Шаяхметова заявила, что «была удивлена, насколько высок уровень проблемных кредитов». «Большая часть этих кредитов, как и в случае с БТА, связана со строительством и недвижимостью», — уточнила она и отметила, что средства-то банк вполне может вернуть, так «значительная часть проблемных кредитов Казкома обеспечена хорошими залогами, которые генерируют денежные потоки».

Переводим с финансового на понятный. «Проблемный» кредит может быть использован для вывода средств — банк выделил деньги, на деньги что-то приобрели, а потом перестали платить. Вывод — банк фактически финансировал покупку. Но в БТА и Казкоме много проблемных кредитов было выдано на покупку недвижимости и строительство. Причем, залогом было то, что приносит прибыль. Следовательно, кто-то просто не хотел отдавать средства. Заранее было спланировано так, что средства, влитые в доходные бизнесы, не вернутся...
Насос по перекачке денег. Спасти от Казахстана

...
Продолжим про банки. До всей катавасии с БТА и Halyk в истории Казкома была любопытная история. По некоторым данным, Казком выдавал «легкие» кредиты, которые накачали деньгами компанию Meridian. «Шежiре» об этом писал. Банк пользовался государственной поддержкой, получил сначала 1,4 миллиарда долларов, а потом еще 7,5 миллиарда долларов.

Относится это к эпопее со «спасением» Казкома или нет, но в десятых годах Meridian искал покупателя на петербургский торговый центр «Галерея», и продал его Morgan за 1,1 миллиарда долларов. Эту сделку назвали самой крупной в истории российской недвижимости на тот момент. В общем, и БТА и Казком помог не одной команде успешных бизнесменов заработать достаточно денег, чтобы дальше зарабатывать денег, но только не в Казахстане. Кажется, появляется некоторая ясность с тем, куда делись 10 миллиардов, выделенные из Нацфонда на борьбу с кризисом, о которых беспокоился Елбасы.

При этом насос пока работает в одну сторону. Потому что в свое время предложение купить проблемный БТА рассматривал Сбербанк. Но, как клеветали завистники, бывший тогда главой «Самрук-Казыны» обаятельный и привлекательный Кайрат Келимбетов (кстати, в чем нельзя упрекнуть Кайрата Нематовича так это в том, что он любит малолетних девушек) сказал Герману Грефу, что есть красивый степной обычай — приходить не с пустыми руками. Грефа трудно впечатлить, но тут размер коробки от конфет поразил даже его воображение. Поэтому он потом отсоветовал всем соваться в детище Кели — МФЦА. Но наши еще сами поучат всех, как надо инвестировать. Еще бы — сначала государственную поддержку в Казахстане получают БТА и Казком, а потом в России — компания бывшего владельца банков Кенеса Ракишева.

Среди компаний, которые получат поддержку на развитие проектов в Арктике, «Северная звезда» Романа Троценко, партнера по Meridian Евгения Фельда и Аскара Алшинбаева. В июле 2019 года Ракишев продал 22,5% российской золотодобывающей компании Petropavlovsk именно Троценко. Но и после этого зять Имангали Нургалиевича уважаемого сообщил, что планирует поработать на добыче золота в соседней стране. Пока же ракишевская Battery Metals Technologies намерена разрабатывать в Казахстане Горностаевское месторождение кобальт-никелевых руд. Торговаться акции компании будут в Гонконге, там где штаб-квартира Meridian.

А в России компания Ракишева «Лэджи» собирается достраивать комплекс на Павелецкой площади в Москве, а на разборки — например, во время драки на Рочдельской улице в той же российской столице отправляет адвоката Эдуарда Буданцева, связанного с российскими силовиками.

Драка на Рочдельской улице была из-за нашего ресторатора Жанны Ким (существует предположение, что она реализовывала в Москве проекты солидного человека — бывшего сенатора и главного тренера по боксу Казахской ССР Юрия Цхая) и Фатимы Мисиковой. К чему она привела? На фоне именно этой этой истории погорел полковник полиции Дмитрий Захарченко, у него следователи нашли свыше 100 миллионов долларов наличными! Это мы к чему — к тому, что Ракишев в российской тусовке свой. Давно и прочно, и все другие там тоже свои.

Российский эксперт Андрей Грозин как-то вскользь отметил, что казахстанской элите незачем убирать лишние барьеры на евразийском пространстве. И дальше развивать свою мысль не стал. По понятной причине — наши люди и так тесно интегрированы в российскую тусовку, изменения могут привести к тому, что насос, исправно перекачивающий деньги из Казахстана за рубеж, начнет давать сбои. Он построен на том, что деньги они доят тут. И спасать никому со стороны ни наши банки, ни наши предприятия не надо. Ну, представьте, если бы БТА в свое время купил инвестор? Кто бы освоил столько средств?
Рассылка компромата. Кто наживается на школьниках

Не так давно Токаев высказался по качеству учебников истории, и в сети еще полыхает. Вот и «Караван» зачем-то вытащил на страницы «историка» и специалиста по «ДНК-шежiре» Жаксылыка Сабитова (на самом деле нашего обычного «ыхсперда»). В сетях ему дают отлуп, в том числе и по вопросам «шежiре». Но нас интересуют не вопросы истории, а прикладные проблемы нашего настоящего. И про шежiре мы немного можем рассказать.

Слова президента о необходимости исправления учебников точно порадовали наших издателей. Ведь исправление и улучшение учебных пособий — это бюджет. Печатает книжки, которые несут доброе и вечное, например, издательство «Атамұра». Это семейный бизнес Кул-Мухаммедов. Руководит корпорацией Ракымгали Кул-Мухаммед — брат сенатора Мухтара Кул-Мухаммеда, который до получения кресла в верхней палате был первым зампредом Nur Otan, то есть фактически техническим директором партии.

Но намного чаще Мухтар Кул-Мухаммед занимал пост министра культуры (иногда с приставкой «информации» или «информации и общественного согласия»), был и госсекретарем и акимом Кызылординской области. Громких скандалов, несмотря на такую медийную должность, Кул-Мухаммед умудрялся избегать.

Но с его родственниками порой это сделать сложно. В 2018 актюбинские судьи пожаловались на брата Кул-Мухаммеда Муратгали Акетая, который тогда занимал должность председателя областного суда. Жаловались они только что назначенному главой Верховного суда Жакипу Асанову. Видимо, предшественнику — Кайрату Мами смысла не было писать, а тут все дружно, в едином порыве заложили шефа. Впрочем, если под кляузой подписывается практически весь коллектив, то значит, что шеф довел до ручки.

«На совещаниях ведет себя крайне грубо, выражается нецензурной бранью и другими неприличными словами, унижает честь и достоинство председателей коллегий и сотрудников судов, — писали судьи. — Дошло уже до того, что в разговорной речи использует такие выражения как «она (судья) слабая на передок», а на одном оперативном совещании обозвал нас, судей, полуживотными».

Кул-Мухаммед тогда сказал, что его брата заказали. Как бы то ни было, но в том же году Акетая перевели с понижением — на уголовную коллегию Павлодарского облсуда. Учитывая, что ранее он два раза председательствовал в региональных судах – Актюбинском и Павлодарском — это означает: слова коллег Акетая подтвердились.

Уже в спину ушедшему брату Кул-Мухамеда прилетели два прикола по WhatsApp — кто-то рассылал гей-порно, на котором был человек, похожий на Акетая и аудиозапись его отборной матерщины. Ушли Акетая, кстати, чтобы не подрывать совсем уж субординацию, а то судьи так возьмут в привычку возмущаться каждым матерящимся агашкой, который лезет в личную жизнь. Непорядок. В Актюбинск прислали Сакена Абдоллу, бывшего главу Военного суда, брата начальника департамента полиции Шымкента Сырыма Абдуллаева. А года через два заменили на Асламбека Мергалиева, который работал под руководством Акетая в Петропавловске. Соблюли приличия.

Сам Кул-Мухаммед, надо отдать ему должное, так грубо не действовал. Но на конфликт шел, в 2012-м, будучи госсекретарем, он наехал на таможню из-за коррупции. «Особые нарекания в этом вопросе вызывают таможенные органы. Именно здесь сформировалась коррупционная сред», — возмущался он.

Критиковать таможенников за склонность к мздоимству— это всегда актуально, но госсекретарь просто так ругать конкретный государственный орган не будет. Но так получилось, что тогда начальником таможни стал Мажит Есенбаев, ушедший затем рулить структурами Тимура Кулибаева. Про Есенбаева, его бизнес и братьев мы писали подробно. Это человек, который себя не обидит, но в 2012 он начал наводить порядок на таможне, даже собираемость выросла. Есенбаев заявлял, что хочет покончить с бандитской вольницей на местах. И вот тут Кул-Мухаммед начинает разговор про коррупцию. Невысказанный вопрос, кому в тот момент Есенбаев перекрыл потоки контрабанды, так и повис в воздухе, так и не разрешившись...
Проверенная и надежная коррупция. Конкурс козлов отпущения

К чему мы вспомнили Мухтара Кул-Мухаммеда. Вчера Токаев опять поручил срочно запретить иностранцам покупать или арендовать в Казахстане земли сельскохозяйственного назначения. «Слухи об этой проблеме нужно прекратить», — заявил глава государства на каринской площадке — заседании Национального совета общественного доверия.

А советник президента Ерлан Карин на всякий случай пересказал своими словами, что имел в виду Токаев. Чтобы все поняли, что он тоже причастен. «У него (главы государства) четкая и принципиальная позиция: «наши земли иностранцам продаваться не будут», — комментировал Карин.Но как обычно, такие выступления с разъяснениями дают обратный эффект: что-то часто нас стали уверять, что земля иностранцам не достанется.

Вспомним, как все начиналось. Нет, не в 2016-м, а раньше. Земельный кодекс был принят в 2003 году, и страсти бушевали еще в нулевых. Кодекс, уже тогда вызвавший вопросы, так как он разрешал продажу земли частникам, протащил бывший в то время премьером Имангали Нургалиевич уважаемый в связке с председателем мажилиса Жармаханом Туякбаем.

Вопросы, зачем нам нужен такой кодекс, возникли сразу. Тогда правительство намеревалось продать 10–15 миллионов га сельскохозяйственной земли, но с молотка ушло всего лишь полтора миллиона гектаров земли. Распродажу земли хотели устроить с понятной целью — так можно было бы легализовать капиталы. Но что-то пошло не так. Серьезные люди больше доверяли офшорам. Да и сейчас элиты предпочитают вывозить из Казахстана средства, а не ввозить. Потому что внутри страны — могут отнять. Да и привлекательных для крупных инвестиций объектов в стране, положа руку на сердце, не так уж и много.

Любопытно, что в «земельной тусовке» на момент появления общего интереса все друг друга знали не первый год. Тасмагамбетов — выходец из Атырауской (Гурьевская) области, там он начинал карьеру и там не стеснялся называть себя будущим президентом. А Туякбай, хоть и шымкенткий, был куда — сватом Нурлана Балгимбаева, бывшего премьера и главного нефтяника. Балгимбаев — выходец из Атырау, был и одним из патронов Тасмагамбетова. Все знакомые. А пикантности тут добавляют связи Балгимбаева с американским истеблишментом (он отучился в Бостоне).

В 2016 по стране покатились митинги, Имангали Нургалиевич отдыхал на посту министра обороны, про Туякбая уже почти забыли, а Балгимбаев ушел в мир иной. У руля была другая команда. Позицию власти тогда озвучил Кул-Мухаммед, он тогда был первым зампредом партии. Технический глава Nur Otan’а четко сказал, что частная собственность на землю закреплена в Конституции, то есть земля продаваться будет.

Почему же поползли слухи о продаже земли иностранцам или аренде земли иностранцами. Потому что было очевидно — национальный капитал на селе так и не появился. Госпрограммы не помогали поднять село, деньги, выделяемые на аграрный сектор, иногда уходили как вода — иногда в землю, иногда в песок.

Юрист по земельным вопросам Бакытжан Базарбек так описывает сегодняшнюю ситуацию на селе: «Я много ездил по регионам страны и не видел радостных лиц сельчан. Там везде полная разруха. Все сельхозугодия каким-то образом отошли в руки местным латифундистам. С подачи местных властей подделывают постановления, на основании липовых собраний ТОО подделывают протокола и выводят сельхозугодия у пайщиков и оформляют в собственность земли. Сельчане остаются ни с чем». Как говорится, записывайте, пока «принципиальный», хотя и опытный Базарбек не поменял свою позицию.

И многим очевидно, что единственным выходом был бы приход внешнего капитала. Это дало бы приток инвестиций в сельское хозяйство, наполнило бы бюджет деньгами и баблом кормушки. Но практика показывает, что долгосрочные арендаторы с течением времени часто становятся законными собственниками при помощи проверенной и надежной коррупции. Несмотря на это мысль о том, что рано или поздно придется заводить в Казахстан крупных инвесторов, будет посещать головы в правительстве все чаще и чаще. И проблему придется решать, что бы сейчас нам ни говорили.
Незаменимые люди. Как будут снимать налог с пенсионных

Нам тут сообщили, что в министерстве труда и социальной защиты от населения готовится законопроект о перераспределении налогового бремени с наших пенсионных. Подоходный будет считаться до вычета взноса в ЕНПФ, а с самих пенсионных налог будет сниматься только с той части, которая внесена самим гражданином. То, что фонд заработал за годы хранения средств, облагаться обязательным платежом не будет — как на KASE. Это в общих чертах. К лету могут и внести на чтения в парламент.

Примечательно, что законопроект начал готовиться еще при предыдущем министре Биржане Нурымбетове, брата которого Тимуржана в Жамбылской области в апреле задержана антикоррупционная служба. Вместо него пришел Серик Шапкенов, протеже министра энергетики Нурлана Ногаева.

А Нурымбетов пришел на пост министра из Федерации профсоюзов — не такого пустого органа, как некоторые думают. Нынешний председатель этой организации — Сатыбалды Даулеталин, он свою карьеру начал делать в Шымкенте. Потом долго работал в аппарате Верховного совета и мажилиса, его карьера долго шла следом за трудовым путем Марата Оспанова, первого председателя мажилиса. Но и после смерти Оспанова Даулеталин не лишился постов, видимо, человеком был незаменимым.

Первым замом у него скандально известный Мухтар Тиникеев. Работал Тиникеев в основном депутатом и общественником. Бывший шахтер-забастовщик, он был известен тем, что вышел из народа и обратно возвращаться не хочет. Минута славы у него случилась, когда Булат Абилов заявил, что дескать Тиникеев купил кресло в мажилисе за 100 тысяч долларов. Против Абилова за клевету возбудили уголовное дело, плюс Тиникеев обратился с иском о защите чести и достоинства. Итог: суд приговорил Бутю к полутора годам условно, также в пользу Тиникеева было взыскано пять миллионов тенге.

Еще один инцидент, который его «прославил», датируется 2016, тогда в сети появилось видео, на котором Тиникеев кроет на чем свет стоит бывшего депутата маслихата Караганды Никиту Полевого и бьет его. Запись обошла весь Казахстан, слухов породила много, Тиникеев сдал депутатский мандат, но ненадолго, а скоро вновь объявился в нижней палате — без него никуда, такой же незаменимый, как Даулеталин.

А несколько лет спустя Тиникеев не выдержал и рассказал все, как есть. Из сумбурного объяснения депутата следовали, что компаньон его кинул. «Он на пару со своим подельником приобрел в Балхаше месторождение, и на протяжении последних лет с покровительства босса меняли хорошие бордюры и брусчатку на свои изделия по всей Караганде», — рассказал бывший шахтер.

Возмутило же Тиникеева, что его товарищ переметнулся под крышу акима Караганды Нурлана Аубакирова. Видимо, слив был проявлением войны за рынок и административный ресурс, потому что депутат сам связал видео с делом арестованного тогда замакима Жаксылыка Шалабекова. «Под следствием замакима, а не аким города. Я доведу это дело до конца», — грозился Тиникеев.

Дело Шалабекова тоже было резонансным: его заподозрили в хищении 107 миллионов тенге, которые предназначались на строительство двух многоэтажных домов по программе «Нурлы Жер». А Аубакиров перешел на другую работу — руководить социально-предпринимательской корпорацией «Сарыарка». Из этого следует, что и Тиникеев — человек, в крышевании понимающий. В общем, наши общественники, профсоюзники и работники соцзащиты — крепкие ребята, себя в обиду не дадут, от своего куска чужаков отгонят, и о народе подумают. Как-нибудь.

В истории же с законопроектом все хорошо, одно плохо —обосновывали его так: дескать, шум в соцсетях. Если фейсбук и твиттер стали барометром политической погоды, то это ещё полбеды. Но когда по ним же начинают судить о социальных проблемах, то дело плохо совсем.
Понять и простить. Профсоюз для настоящих и четких пацанов

В продолжение эффективности нашей социальной политики — в Мангыстау забастовкой пригрозили крановщики. Они хотят 500 тысяч тенге за 30 дней работы, трудятся они посменно — месяц через месяц, поэтому месячная зарплата у них ниже даже 250 тысяч в месяц. «За каждые 30 дней работы мы получаем до 300 тысяч тенге, но сейчас все дорожает, этого просто не хватает. А в Нур-Султане и Алматы получают по 800 тысяч и больше», — разжигают СМИ, цитируя крановщиков. Вроде бы мелочь — не агашки же бузят — но мы не будем напоминать, чем закончились «небольшие выступления» в Мангыстау в прошлый раз. Сказывается отсутствие направляющей и руководящей роли профсоюзов.

Вот смотрите, как спокойно там, где они есть и где они непростые. Неслучайно мы недавно вспоминали бывшего шахтера, а ныне авторитетного профсоюзника Мухтара Тиникеева. В Темиртау только недавно в дома опять начало поступать тепло в полном объеме после устранения аварии на ТЭЦ «АрселорМиттал Темиртау». Только вот известный борец с АМТ Олег Гусев заявил, что «проверка на «АрселорМиттал Темиртау» делается для отвода глаз, чтобы успокоить людей».

Давайте попробуем угадать, почему. Аким Темиртау Кайрат Бегимов, его биография тесно переплетена с трудовым путем бывшего акима Караганды Нурлана Аубакирова. Руководили одними и теми же районами областной столицы и предприятиями. У профсоюзника и общественника Тиникеева конфликт был как раз с Аубакировым из-за того, что кто-то бордюр не так укладывал.

Кстати, бывший аким Карагандинской области Нурмухамбет Абдибеков тоже в свое время ушел руководить федерацией профсоюзов. А сменил Абдибекова в кресле акима перед Женисом Касымбеком, сыном бессменного начальника канцелярии президента Махмуда Касымбекова, Ерлан Кошанов — сегодня он руководитель администрации президента.

Тот же Гусев опубликовал постановление правительства, согласно которому акимат никак воздействовать на «АрселорМиттал Темиртау» не может. Это прерогатива правительства. Но и Кошанов, и министр энергетики Нурлан Ногаев тоже молчат. Караганда — регион ключевой, просто так в него не полезешь.

Для понимания того, какие в регионе и среде выходцев из народа царили нравы. В двухтысячных АМТ прикупила оставшийся бесхозным рудник, принадлежавший бизнесмену Ельтаю Абенову. Его убил, как нас уверяли, тренер Головкина, Жирова и Сапиева Серик «Серафим» Калиев. Но на тюрьму он уехал за покушение на убийство Аскара Кулибаева — отца Тимура Кулибаева.

Тимур Аскарович в социальной политике тоже большой специалист. В свое время, в 2010-2011-х он умудрился заблокировать работу фондов нефтяников типа «Мунайши», созданного его же отцом и Насипкали Марабаевым, чьи сыновья Жакып и Ермек стали топовыми нефтяниками (первый зампред правления «КазМунайГаза», второй — замдиректора North Caspian Operating Company). Эти фонды были как раз залогом спокойствия нефтеносных районов, стабилизирующим звеном. Но их раздербанили, и тогда страна получила Жанаозен. Там, конечно, существенную роль сыграло поведение Аслана Мусина, бывшего руководителем АП. Но какова бы ни была роль «серого кардинала», беспорядки могли бы разрулить, однако тушить конфликт тогда оказалось нечем, денежные реки нефтяников высохли.

Сломанная елочка, к слову, случилась еще в благополучные времена высоких цен на нефть. А сейчас 17 процентов всех безработных Казахстана составляют молодые люди. Как подсчитал известный телеграм-географ, наша экономика создает около 20 тысяч рабочих мест в год, еще 80 тысяч освобождают уходящие на пенсию. Прирост в прошлом году был в 425,6 тысяч человек. Впереди — богатство вариантов. Тем более с такими профсоюзными лидерами. Кстати, почему их не видно на месте трудовых конфликтов?
Похожие каналы:

 
Telegram – наиболее востребованный, удобный, безопасный и многофункциональный мессенджер.
В нашем каталоге представлены самые актуальные каналы Telegram
 
Администрация сайта не несёт ответственности за содержание тех или иных ресурсов и в случае необходимости оставляет за собой право удаления каналов из каталога.